Вы здесь: Главная > Кинология > ПРАКТИКА ЭКСПЕРТИЗЫ СОБАК

ПРАКТИКА ЭКСПЕРТИЗЫ СОБАК

.

На первых выставках оценки, места и награды определяли на основе личных вкусов жюри из числа авторитетных собаководов, а отчёты и описания, составляемые этими экспертами, носили, в основном, эмоциональный, а не зоотехнический характер. Затем некоторое время эксперты пользовались балльной системой, заимствованной у англичан, при которой оценки определяли путем арифметического подсчета баллов, проставляемых за каждую стать собаки от головы до хвоста. Но эта система не прижилась, так как не отражала породность и пропорциональность животного. Позднее некоторые кинологи пытались вводить экспертизу, основанную на соотношении многочисленных промеров собак. Однако и эта система не оправдала себя, так как сохраняла все дефекты балльной оценки, усугубленные трудоёмкостью и неточностью измерения частей тела такого мелкого и подвижного существа как собака.


По мере того, как демонстрационное и состязательное направление выставок дополнялось зоотехническим, в плане выявления оценки и описания экстерьера собак для последующей племенной работы, в нашей стране формировалась отечественная школа экспертизы, достигшая расцвета в пятидесятые годы нашего столетия.
Отечественная методика экспертизы собак основывается на глазомерной оценке породности и экстерьера собак, которая, при должной квалификации эксперта, имеет несомненное преимущество, в сравнении с балльной и кинометрической системами.
Экспонируемых животных осматривают на шагу, на рыси и в стойке, что позволяет с наибольшей полнотой оценивать собаку в целом, каждую стать и характерную пластику ее движений.
Объективности глазомерной оценки способствует то, что она является также сравнительной и гласной. Прежде чем произвести описание экстерьера каждого экземпляра, определяется его место на ринге с учетом индивидуальных достоинств и недостатков. При этом лучшие собак перемещаются на первые места в ринге. Этим достигается уточнённость присуждаемых оценок, а также повышение соревновательного спортивного настроя экспонентов и посетителей выставок. А гласность экспертизы (обязанность эксперта обосновать свои оценки и расстановку собак на ринге) обеспечивает высокую ответственность эксперта и наглядное обучение собаководов — участников выставок в части определения достоинств и недостатков своих питомцев.
В этом плане наша традиционная методика нагляднее и дает большую полезную отдачу, нежели принятая на зарубежных, а в последние годы и на сертификатных выставках РКФ, где сравнению на предмет определения мест, подвергают лишь четырёх лучших собак, получивших отличные оценки. А остальных оценивают (и часто не описывают) без определения мест в порядке номеров, присваиваемых при записи в каталог выставки.
Экспертиза собак на выставках проводится экспертной комиссией, в которую входят собственно эксперт и два его ассистента, которые обеспечивают техническую работу, подготовку документации, записей в родословные собак, заполнение отчётных ведомостей и прочее.
Для работы в качестве ассистентов назначают, как правило, молодых экспертов, которые под руководством председателя экспертной комиссии получают дополнительную практику на предмет повышения своей квалификации и углублённого ознакомления с экспонируемым поголовьем.
Председатель экспертной комиссии несёт полную ответственность за качество и организацию работы на ринге, за расстановку собак, присуждаемые оценки и описания собак. Он единолично принимает все решения по данным вопросам, но выслушивает мнения своих коллег, разъясняет недоуменные вопросы, при наличии времени поручает ассистентам первичную расстановку рингов, что в дальнейшем даёт ему основание для дачи рекомендаций на повышение квалификации помощников или для отказа в этом. Во всех случаях общение между членами комиссии должно быть корректным и доброжелательным.
К началу экспертизы эксперт должен быть свободен от всякой, даже неосознанной предвзятости, которая создается в результате предварительного, до ринга, осмотра собак, ознакомления с их происхождением, общения с их владельцами. На зарубежных выставках эксперт до окончания экспертизы не пользуется каталогом и не берёт в руки родословные экспонируемых собак. И наоборот, очень скверное впечатление оставляет стиль работы некоторых экспертов, которые до начала экспертизы перебирают документацию, спрашивают о происхождении и принадлежности выведенных на ринг собак, а лишь затем приступают к работе. Поэтому подготовку ринга к экспертизе, вызов собак, проверку наличия всех записанных и подборку документации должны обеспечивать ассистенты или дежурные по рингу, но отнюдь не председатель экспертной комиссии.
Из тех же соображений следует уклоняться от предварительного, до ринга, осмотра собак, о чём зачастую просят их владельцы, спеша услышать мнение эксперта и завязать с ним какой-то контакт. Авторы в таких случаях всегда отказывались от уточнённого осмотра, объясняя, что собак нужно оценивать на ринге и в движении. При невозможности уклониться от просьбы «хотя бы взглянуть на собаку», надо именно взглянуть, не вникая в детали и вежливо заявить, что экземпляр понравился. Ведь только этого и ждет собаковод, влюблённый в своего питомца. Потом, на ринге, может случиться, что эта собака попадёт и на последнее место, тогда надо объяснить владельцу, что собака и сейчас нравится тем-то и тем-то, но вот такие-то отклонения от стандарта предопределили и место, и оценку…
Большинство современных экспертов, следуя нелепым устарелым инструкциям, начинают работу на ринге с осмотра зубов и прикуса, с проверки кобелей на крипторхизм, а в рингах некоторых пород — ещё и с измерения роста. Эксперты высокой квалификации никогда этого не делают, так как при такой методике неминуемо бросятся в глаза те или иные детали экстерьера собак, что помешает объективной оценке каждой из них в целом. Поэтому уточнение этих деталей либо поручаешь ассистентам, корректируя их работу только при возникающих сомнениях, либо переносишь на второй этап экспертизы. Хороший эксперт начинает экспертизу с осмотра собак в движении на шагу, занимая позиции в середине ринга и следя за тем, чтобы собак водили вдоль рингового ограждения. Минимальное расстояние, с которого следует осматривать собак — 5 метров, при этом в поле зрения эксперта одновременно находится 3–4 собаки. Так издали, в движении лучше всего выявляется соответствие собаки стандарту в целом, видишь пропорции головы, шеи, корпуса, строение конечностей и других статей, стиль движений, словом — основные достоинства и недостатки.
Всё внимание эксперта должно быть сосредоточено только на собаках. Даже хорошо знакомые ведущие на это время становятся безликими, которых воспринимаешь как «человека в сером плаще», или «даму в красном», или — по номерам. А начнешь рассматривать экспонентов — не сумеешь как следует увидеть собак…
Два-три круга движения шагом против часовой стрелки при положении собак слева от ведущих на коротком поводке снимают излишнюю нервозность экспонатов и их владельцев. Они начинают двигаться спокойнее, в присущей каждому манере, и можно начинать расстановку. В небольшом по количеству собак ринге сразу выделяешь лучший экземпляр, переводишь его на первое место и пристраиваешь за ним остальных собак в соответствии их достоинствам. При перестановках перемещаешь их только вперёд, в обход менее удачных соперников. Перемещения назад не производят, так как это отрицательно переживают взволнованные экспоненты.
В многочисленном ринге высококлассных собак порой непросто выбрать лидера и здесь перестановки производишь, сравнивая попадающих одновременно в поле зрения собак между собой и перемещая лучших вперёд. Постепенно лучшие экземпляры перемещаются во главу колонны экспонатов и ринг выравнивается.
Такой или примерно такой методики придерживались основатели отечественной школы экспертизы. Разумеется, при первичной расстановке ринга на одно-два места переставляешь только близких по качеству собак, в то время как лучшие экземпляры при однократном перемещении обходят десяток и более соперников. А затем «находят» свое место в итоге сравнения с экземплярами того же уровня, при незначительных переменах мест.
Изложенную методику порой приходится варьировать в силу непредвиденных обстоятельств. Так, на одной из Московских областных выставок горе-устроители отвели для работы автора ринг, на котором не могли разместиться в одну колонну все экспонируемые собаки. Пришлось вчерне развести претендентов на отличные, очень хорошие и другие оценки по разным углам ринга, затем определить места собак в каждой группе, выводимой поочередно, уточнить оценки крайних собак в стыкующихся группах и только после того определить окончательные оценки и расстановку по занятым местам.
Примерно так же пришлось поступать в случае, когда на ринге оказалось много неполнозубых экземпляров, что предопределяло невозможность присуждения им высших оценок при хороших данных по остальным статьям. Пришлось разводить по углам рингов собак с недостатком, предопределяющим оценки не выше «очень хорошо» и «хорошо», а затем вводить их в соответствующие группы с последующим уточнением мест.
Работая на ринге приходится систематически напоминать ведущим собак, чтобы они ходили ближе к ограждению площадки.
Эксперт, который забывает об этом, вскоре после начала экспертизы обнаруживает, что колонна экспонатов движется чуть ли не в центре ринга, и он вынужден осматривать собак не в профиль, а сверху… А в таком ракурсе правильно оценить собаку невозможно.
Экспертиза многочисленной группы собак занимает много времени, что утомительно и для ведущих, и для их питомцев.
Эксперт обязан помнить об этом и рационально использовать каждую минуту своего и чужого времени. Во время экспертизы, особенно при движении собак, экспоненты должны видеть, что всё внимание эксперта отдано работе. Лишь первые проходы вокруг ринга в самом начале экспертизы проводят без перемещения собак. В последующее время каждая минута, каждый круг должны служить определению мест с соответствующими перемещениями ведущих с их питомцами. Во время этой работы неуместны посторонние разговоры, курение, приём пищи. Если возникает настоятельная необходимость отвлечься от расстановки собак, эксперт обязан остановить движение экспонентов по рингу.
Пренеприятное впечатление оставляют случаи, когда собаководы круг за кругом «наматывают километры» по рингу, тогда как эксперт мирно беседует со своими коллегами, курит, либо смотрит по сторонам…
Завершив первоначальную расстановку собак на ходу, останавливаешь их движение и производишь уже детальный осмотр.
Именно на этой стадии экспертизы уместны осмотр зубов, проверка на крипторхизм и, в случае необходимости, — промеры собак. Возражения, что при такой системе собака с дисквалифицирующим пороком может оказаться на первом месте, несостоятельны. Ведь это — лишь начальный этап экспертизы. Дефектная собака в итоге займет последнее в ринге место с соответствующей оценкой, но сначала будут оценены все её стати, общая породность, и всем болельщикам будет ясно, а владелец хоть как-то утешится мыслью, что если бы не «это», то питомец был бы лучшим или одним из лучших.
Экспертиза в многочисленном ринге занимает немало времени и к моменту детального осмотра часть собак утомляется, они как бы «уходят в себя», отворачиваются от эксперта, что затрудняет осмотр головы, постава ушей и других статей. В таких случаях выручает детская игрушка — пищалка, с помощью которой эксперт привлекает внимание собаки и заставляет её взбодриться. При детальном осмотре собак в стойке производятся незначительные их перестановки на основании выявленных преимуществ или недостатков.
Зрительное впечатление о собаке в большинстве случаев уместно дополнить мануальным методом (путем ощупывания собаки). При этом уточняют кондиции, особенности кожного покрова и шерсти собак, развитие мускулатуры, глубину груди и другие детали, которые порой невозможно разглядеть, особенно у длинношерстных собак. Для удобства мануального осмотра мелких собак на ринге необходим специальный стол, покрытый, мешковиной или куском ковровой дорожки.
После детального осмотра всех экспонатов данной группы, даётся команда продолжать движение по кругу и на ходу производятся уже уточнённую расстановку собак. Если при этом затрудняешься в решении — «кому из двух равноценных экземпляров отдать предпочтение?» — останавливаешь движение собак, просишь вывести соперников отдельно, сравниваешь их при одновременном, параллельном движении на разных аллюрах, от эксперта и навстречу ему. Такой осмотр, как правило, устраняет сомнения в определении места. То же достигается и последовательным осмотром каждой собаки на рыси. Для этого движение колонны собак останавливают и просят каждого из ведущих провести своего питомца 1–2 круга рысью. Преимущества или, наоборот, дефекты двигательного аппарата собак проявляются их способностью двигаться широкой свободной рысью, не сбиваясь в галоп.
Осмотр сбоку позволяет составить представление о плюснах собаки, которые у сухих, легких пород и экземпляров направлены вертикально вниз, у более тяжелых — наклонны, у слабых и постаревших — сильно наклонны («подлыжеватость»). При осмотре конечностей сзади отмечают постав их в этом ракурсе.
Предпочтителен достаточно широкий их постав, причём, все части обеих ног должны быть параллельны. Наиболее частые дефекты: сближенный постав, бочкообразный, а также иксообразный при сближенных скакательных суставах (Коровина). Осмотр сзади при движении собаки позволяет выявить и такой дефект как заплетающиеся движения задних ног, а так же иноходь, незамеченную при осмотре сбоку, так как иноходцы в этом ракурсе заметно виляют задом.
Некоторые зарубежные эксперты лишь немного времени уделяют осмотру собак в движении. Зачастую они ограничиваются осмотром при однократном вождении собаки по «треугольнику» — от эксперта по диагонали, затем мимо эксперта вдоль одной из сторон ринга с последующим поворотом для встречного осмотра собаки. Этим достигается значительная экономия времени на экспертизу, оправданная при условии высокой квалификации эксперта и экспонента, который заранее позаботился о разминке своей собаки и приучил ее к эффектному показу на ринге. Характерно также, что эксперт не довольствуется осмотром собаки в искусственной стойке под руками ведущего, а отмечает естественную позу собаки остановленной при подходе для детального осмотра.
Учитывая очень различные уровни подготовленности наших российских экспонентов и тренинга их питомцев, широкое внедрение этой манеры экспертизы на отечественных рингах представляется неуместным.
Некоторые эксперты, преимущественно «служебники» требуют вождения овчарок рысью чуть ли не часами. Измученные этой бессмысленной гонкой ведущие на ходу сменяют друг друга: выставка для людей из праздника превращается в мучительное испытание, а цели и задачи экспертизы по экстерьеру извращаются. Для определения достоинств и недостатков экстерьера собак это вовсе не требуется. Выставка не должна превращаться в экзамен на выносливость людей и собак, что уместно разве что на специальных испытаниях. А золотой генофонд породы держат не только юные спортсмены, но и пожилые люди, отнюдь не склонные к участию в марафонских гонках.
Закончив расстановку собак на ринге, эксперт приглашает своих коллег-ассистентов взглянуть и, в случае возникающих сомнений, высказать свои мнения. Аргументированные соображения ассистентов могут быть учтены, рекомендации, основанные на личных вкусах, тактично отвергаются.
Одновременно эксперт решает вопрос об оценках экспонируемых собак, сообщая и аргументируя свое решение в общении с ассистентами.
Присуждаемые оценки
Оценки «отлично» присуждают собакам, выделяющимся совершенством форм в отношении общего экстерьера и в то же время породностью и пропорциональностью в плане частного экстерьера, предусмотренного стандартом. Кроме того для получения высшей оценки собака должна быть в выставочной кондиции, ухоженной и хорошо держаться на риге, т. е. быть энергичной и уверенной, не проявляя робости или нервозности или злобности по отношению к окружающим. Отличная собака может иметь 1–2 недостатка, но очень незначительных, не снижающих общее впечатление о превосходстве данного экземпляра. Как правило, таких действительно отличных экземпляров, даже в большом высококлассном ринге бывает всего 3–5, редко больше.
«Очень хорошо» присуждают собакам, характеризующимся породностью и правильным сложением с точки зрения общего экстерьера, но не лишенным некоторых недостатков при незначительной их выраженности. Если «отличники» могут считаться улучшателями при подборе пар почти в любых сочетаниях, то собакам с оценками «очень хорошо» приходится подбирать брачных партнеров, свободных от их недостатков, во избежание их накопления и закрепления у потомства.
Оценку «хорошо» присуждают экземплярам, имеющим более серьезные дефекты анатомического сложения или отклонения от стандарта, но типичным для породы.
«Удовлетворительно» получают собаки простоватые, и даже породные, но имеющие существенные пороки сложения, определяющие нежелательность их племенного использования.
Без оценки оставляют метисов, крипторхов и кастратов.
Разумеется, не на каждом ринге присуждают весь набор перечисленных оценок. Зачастую ни одна выведенная собака не может получить высшую оценку. А на крупных престижных выставках как правило не бывает собак оцениваемых на удовлетворительно и даже на хорошо.
В рингах собак младшего возраста на выставках, проводимых по отечественным правилам, высшая оценка — «очень хорошо», так как на этой стадии собаки еще не успевают полностью сформироваться. Правила Международной кинологической федерации (FCI) предусматривают возможность присуждения — «отлично» и молодым собакам, отдавая приоритет породности экземпляров даже в юношеских кондициях. Такой подход тоже оправдан, но при условии высочайшей квалификации эксперта, способного с уверенностью прогнозировать дальнейшее развитие молодой собаки.
Расставив ринг и определив присуждаемые оценки, эксперт сам или силами ассистентов переписывает порядок расстановки собак. Затем проводит их ещё один круг и, остановив движение экспонентов так, чтобы было удобно для зрителей, объявляет оценки и дает краткие характеристики собак, определяющие занятые места.
Эти характеристики даются в корректной доброжелательной форме. Эксперт обязан найти пару добрых слов, отмечая положительные качества каждого экземпляра наряду с его недостатками и даже пороками. Ведь каждая выставленная собака дорога своему владельцу. Пусть простоватость, грубость или, наоборот, хилость сложения или иные недостатки не позволяют присвоить ей высокую оценку, но, если наряду с дефектами эксперт отметит в ней хоть что-то хорошее, например, крепость, элегантность, энергичность, хорошие кондиции, шерсть, наконец, умный взгляд, — это смягчит огорчение от непрестижной оценки. Владелец поймет объективность экспертизы, не отойдет от организованного собаководства и в дальнейшем будет стремиться приобрести или вывести собаку лучшего уровня.
Когда же пояснения эксперта содержат лишь перечисление недостатков и пороков собак, экспонент уходит обиженный, воспринимает пояснения как нападки и зачастую отторгается от участия в общественной и племенной работе секции или клуба собаководов…
Такая гласная экспертиза, принятая в отечественном собаководстве, не только повышает интерес экспонентов и гостей выставки, но и расширяет круг грамотных собаководов, возможно будущих экспертов.
На крупных, международных выставках, проводимых по правит лам FCI, эксперты не обязаны давать пояснений публике, но обязательно выдают напечатанное описание собаки её владельцу. Полезная отдача экспертизы для широкого круга болельщиков, участников выставок при этом снижается.
На наших выставках завершив краткую информацию о местах и оценках, эксперт приступает к описанию собак. Принято начинать описание с последней в ринге собаки, так как экспоненты, замыкающие ринг, спешат скорее его покинуть, в то время как владельцы лучших экземпляров с радостью демонстрируют своих питомцев.
Описываемые экземпляры ставят в стойке боком к эксперту, не ближе 3–5 метров от стола эксперта, и эксперт записывает или диктует помощникам описание собаки. Этот своеобразный словесный портрет собаки содержит краткие, но исчерпывающие характеристики животного, породность, тип сложения, черты индивидуальности в целом и в основных статях и обязательно — перечень отмеченных недостатков. Описание дается предельно краткое, 4–5 строчек, но приведенные характеристики должны исключать сомнения или непонимание того, почему экземпляр занял своё место в ринге и получил данную ему оценку.
Некоторые кинологи и организации периодически пытались заменить словесное описание анкетой, расписанной по отдельным статьам, либо силуэтом собаки, на котором можно делать пометки о тех или иных недостатках. А в одной из прибалтийских республик текстовое описание заменили специальной перфокартой. Но все эти «новации» неоправданы, ибо анкеты и схемы безлики. Заполнив их и просматривая через некоторое время, лишь с большим трудом восстанавливаешь облик собаки, да и то с утратой многих черт её индивидуальности. А человеческая речь и её текстовая запись позволяют отразить все многообразие индивидуальных особенностей каждого экземпляра, если, конечно, эксперт знает своё дело и достаточно образован…
Пол и возраст экспонируемых собак
Оценка собак различных половых и возрастных групп имеет свою специфику. Высшие оценки присуждают взрослым кобелям и сукам только в тех случаях, когда при отсутствии недостатков по отдельным статьям они характеризуются и четко выраженным половым типом. У кобелей он выражается крепостью костяка и развитой мускулатурой, как правило, высокоперёдостью и компактностью корпуса, в то время как суки отличаются сравнительным изяществом, сухостью, благородными пропорциями головы, которая не должна быть скуластой, грубоватой. Формат сук, как правило, более растянут, нежели у кобелей, рост меньше.
Собаки младшей возрастной группы ещё не сформировались, их рост и развитие ещё продолжаются, и это учитывается при их оценке. В младшем возрасте им «прощают» ещё неглубокую грудь и бедность мускулатуры, отмечая, в первую очередь, породность и пропорциональность сложения в целом и особенно в линиях головы. При экспертизе этой группы эксперт не должен отдавать предпочтения рано развившимся, но грубоватым крепышам, которые впоследствии ещё больше загрубеют, а то и приобретут черты рыхлости.
В раннем возрасте длинношерстные собаки, как правило, ещё не имеют полностью развитого шерстного покрова. Окрас чепрачных собак ещё меняется за счёт осветления бёдер, плеч, глаза могут быть чуть светловаты. Учитывая, что эти изменения, а также дальнейшие рост и развитие молодняка зависят и от наследственных задатков, и от многих внешних причин, собакам младшей возрастной группы на традиционных выставках в России не присуждают оценки выше «очень хорошо».
Средняя возрастная группа собак, как правило, очень неоднородна, так как в неё входят собаки едва перешедшие рубеж полутора лет и экземпляры, которым завтра минет три года.
При экспертизе этой группы основное внимание следует уделять чертам породности, пропорциональности, стилю и свободе движений. «Придираться» приходится к чертам грубости, сырости.
В старшей возрастной группе мы видим собак в расцвете сил (3–6 лет) и уже стареющие экземпляры с заметными возрастными изменениями. Разумеется, предпочтение отдают породности и совершенству всех статей. Когда же приходится оценивать высокопородные экземпляры, но старшие по возрасту, и не столь породные, но в отличной физической форме, предпочтение отдают породности.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментирование закрыто.