Вы здесь: Главная > Кинология > ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

фабрика мягкой мебели . Крупнейший российский поставщик офисной мебели. .

В далекие времена голод и страх были постоянными спутниками наших предков. И первым помощником человека в борьбе за существование стала прирученная собака.
Сейчас трудно представить, как это произошло. Можно только предполагать, что дикие предки собак обитали по соседству с убежищами пещерных антропоидов ко взаимной выгоде тех и других. Чуткие и агрессивные при защите своей территории и щенков дикие собаки невольно предупреждали и двуногих соседей о приближении опасного хищника, что было особенно важно в ночное время. Случалось, наверное, что слабо вооруженные и не всегда удачливые охотники отнимали у диких собак их добычу.

А порой звери пользовались остатками успешной охоты людей. Взаимную выгоду, несомненно, оценили наши еще лохматые прародители. А дикие собаки могли и сами присоединяться к человеческой охоте, как это и поныне делают австралийские динго, выполняя роль добровольных загонщиков на облавных охотах аборигенов.
Человек приручил и заставил служить себе многих диких животных. Но собака стала не только его живым «ресурсом», но и членом семьи своего хозяина, его добровольным помощником, самоотверженным охранителем имущества и пастухом стад.
Стайные и смышленые прародители наших собак, взятые из естественного сообщества в мир человека, привнесли в него много любопытного и полезного благодаря проявлению своих природных дарований. В процессе приручения и одомашнивания эти дарования трансформировались в соответствии с изменяющимися условиями.
Воспитатель-хозяин прирученного щенка стал для него вожаком, его семья и ближайшее окружение заменили стаю, в которой собака занимает определенное место на иерархической лестнице. И этой смешанной «стае» собака стала дарить свои лучшие природные качества, преобразуемые жизнью и направленной селекцией.
Дикие собаки и волки привязаны к своей стае, вне которой они просто не могут существовать, домашние же собаки переносят эту привязанность на людей. Волчонок учится у старших до двух-трех лет, для собаки обучение и служение человеку составляет потребность и радость всей жизни.
Звери семейства собачьих по природе своей охотники. Они охотились, чтобы прокормиться. Позднее, когда человек взял на себя заботу о кормлении своих собак, они стали охотиться в несвойственной им манере. Объектами добывания стали трофеи, нужные человеку, — мелкая пернатая дичь, пушные звери и другие.
Для пастушьей собаки «стаю» составляет не только хозяин и его семья, но и домашнее стадо. И в этом смешанном сообществе собака занимает как бы второе место после вожака-хозяина, принимая на себя заботы о сохранении этого пестрого сообщества, его защите от всевозможных врагов, как хищников, так и «чужих» людей.
Столь же полезными человеку оказались природное стремление собачьих предков к защите добычи, логова и обжитого стаей участка, способность к согласованным групповым действиям на охоте, трансформированная у домашних собак в склонность к несению сторожевой, да и множеству других служб в контакте с человеком. При этом человек использует не только чутье, выносливость и другие физические возможности собак, но в первую очередь их природное стремление к сотрудничеству с любимым хозяином. В общении с домашней собакой замечаешь ее постоянное стремление участвовать в жизни вырастивших ее людей, делить с ними их труд и забавы, по-своему понимать и предвидеть действия и настроения человека.
Дикие сородичи собак не лаяли. Они общались звуками иного порядка: вой, повизгивание, рычание. Лай домашней собаки — сигнал, обращенный именно к «двуногой стае». Это взволнованное сообщение об опасности, призыв к остановленной или преследуемой добыче, наконец, выражение эмоций. Научившись лаять, далекие предки современных пород стали более контактны. Так прирученные собаки «изобрели» своеобразный язык для общения с человеком, который не был им свойствен в контактах со своими сородичами, одаренными более острыми слухом и чутьем.
По поводу происхождения собаки существует немало предположений и разноречивых утверждений. Большинство исследователей, занимавшихся этим вопросом до середины нашего века, полагали, что предками домашних собак были волки и шакалы. Основанием для таких предположений было сходство ископаемых останков прирученных собак древности и аналогичных органов современных волков и шакалов.
Позднее многие авторы стали отрицать близкое родство собак и шакалов. На основании скороспелых и, как оказалось, неточных хромосомных исследований генетики отрицали возможность успешного скрещивания собак с шакалами. А отсюда пришли к однозначному утверждению о происхождении собак от диких волков. Однако в Московском зоопарке шакалы и собаки успешно скрещивались, давая плодовитое потомство в самых различных сочетаниях и генерациях. А затем и генетики признали ошибочность своих первоначальных утверждений.
Несомненно, что современный волк по своему строению, поведенческим и физиологическим данным ближе к собаке, нежели обыкновенный шакал или еще более обособленный вид африканского шакала. А широко распространенный в Северной Америке койот, образующий целый ряд подвидов, составляет как бы промежуточную форму, близкую и волку, и шакалу, и домашней собаке. При этом северные формы койота во многом сходны с волком, южные напоминают шакала, а в целом представители этого вида имеют наибольшее сходство с собаками-париями, живущими в полудиком состоянии на задворках населенных пунктов стран Востока.
На протяжении тысячелетий изменялись собаки под влиянием одомашнивания. Эволюционировали в борьбе за существование и их дикие сородичи. Постепенно эти ветви отдалялись одна от другой. А в ряде случаев сходство домашних собак и диких форм поддерживалось их скрещиванием. Еще недавно жители Севера намеренно скрещивали собак с волками для получения крепкого потомства. Еще чаще происходило скрещивание одичавших собак с волками в естественных условиях. Так, волки Аляски приобрели особенно много черт сходства с собаками, а в европейской части нашей страны в середине семидесятых годов участились случаи появления зверей гибридного происхождения, так как интенсивно истребляемые звери зачастую не находили брачных партнеров своего вида и скрещивались с собаками.
И вряд ли уместно искать прародителей домашней собаки среди ныне живущих диких видов. Гораздо вероятнее, что различные народы приручали и разводили не один, а несколько видов древних волнообразных и шакалообразных животных, близких современным сородичам, но не идентичных им. «Слишком легко было приручение, и слишком ясной была польза от собаки для дикаря-охотника», — писал основатель нашей отечественной зоотехнии профессор А.Е. Богданов. Чарльз Дарвин и позднейшие авторитетные исследователи пришли к выводу, что одомашнивание собаки происходило не в одном месте. И в этом случае неправомерно искать прародителей домашней собаки в «лице» одного из ныне существующих диких видов.
Археологические находки также свидетельствуют, что различные народы приручали и стали разводить несколько исходных форм собак, ставших прародителями современных пород. Находки, относимые к древнейшим периодам, свидетельствуют о том, что одомашнивание собаки осуществлялось еще в доисторический период на территории разных континентов, и несомненно, что объектами одомашнивания были различные виды диких псовых. Так, на территории Африки прирученные собаки были задолго до появления свайных построек человека на Европейском континенте. В Австралии и Новой Зеландии динго, изначально бывшие уже прирученными собаками, были завезены аборигенами, сохранившими древнейшую культуру раннего периода каменного века.
Обитатели свайных построек на территории современных Швейцарии и Германии в каменном веке имели так называемую «торфяную собаку», названную так потому, что остатки их были найдены в кухонных остатках древних стоянок человека, сохранившихся в озерных отложениях торфа. Этих сравнительно мелких собак, близких по строению костяка современным шпицам, пинчерам и терьерам, считают потомками древнейших шакалообразных прародителей.
Древние германцы, жившие в бронзовом веке, обладали более крупными волкообразными собаками — «бронзовой собакой». Современные догообразные псы и крупные овчарки, а также волки сохраняют черты сходства с «бронзовыми собаками».
Раскопки зольных отложений на территории Австрии помогли обнаружить остатки «пепельной», или «зольной», собаки. По размерам и строению она характеризовалась как промежуточный тип, возможно полученный в результате скрещивания вышеупомянутых более древних форм. Кости этих собак обнаружены в раскопках отложений конца бронзового и начала железного века.
Разобщенность и примитивный жизненный уклад древнейших охотничьих племен не способствовали многообразию и высокой специализации одомашненных ими собак. Тем не менее прирученные собаки довольно быстро, на протяжении лишь немногих поколений, приобретали существенные отличия от исходных диких предков. Это происходило под влиянием искусственного отбора и близкородственного разведения, обусловленного малой численностью прирученных животных.
Живыми реликтами, полученными в результате такой примитивной селекции, можно назвать динго — одичавших потомков собак, некогда завезенных в Австралию, и басенджи, разводимых племенами коренных жителей Экваториальной Африки. Эти животные — продукт примитивнейшей селекции, характерной для самых ранних стадий доместикации (одомашнивания), но это уже не звери, а производные определенной человеческой культуры, не имеющие аналогов в дикой природе.
В процессе одомашнивания прирученные звери из поколения в поколение приобретали черты отличия от исходного предка. При этом биологическая категория — вид животного трансформировалась в производное человеческой культуры — породу. Представители породы отличаются от исходной формы — вида одомашненного животного — порой обликом, но прежде всего поведенческими особенностями, закрепленными в ряду поколений отбором и родственным разведением ценимых человеком животных.
В мире не бывает двух совершенно одинаковых животных. И неудивительно, что уже в глубокой древности приручившие собак люди выделяли среди них наиболее послушных, привязчивых и смышленых особей. Их лучше кормили, старались сохранить даже в самые трудные, голодные времена, от них в первую очередь старались получить и вырастить потомство.
В стае диких предков домашних собак, как и в стае современных волков, каждая особь занимает определенную ступень на иерархической «лестнице». Это свое место животное занимает и отстаивает с боем. Подчиненное положение в стае занимают слабые и молодые особи, вынужденные во всем уступать более взрослым и сильным сородичам. Разумеется, человек требовал от своих прирученных питомцев безусловного подчинения, отбирая и сохраняя для разведения лишь наиболее послушных, уступчивых питомцев, сохраняющих черты инфантильности (детскости) на протяжении всей жизни. В смешанной «стае», вернее в сообществе двуногих и четвероногих охотников, люди не могли мириться с агрессивными животными, претендующими на лидерство и лучшую часть совместной охотничьей добычи. Естественно, что в процессе одомашнивания собаки в первую очередь имели место измельчание прирученных животных и закрепление в них инфантилизма, обуславливающих привязанность к двуногому «вожаку» и послушание.
Наряду с поведенческими особенностями, критериями отбора служили и черты строения разводимых животных. Все дикие хищники имеют стоячие подвижные уши — локаторы. Сохранение на всю жизнь висячих, как у щенков, ушей, как следствие отбора инфантильных особей, имело место уже в глубокой древности. Об этом свидетельствуют наскальные изображения гончеобразных собак с висячими ушами, обнаруженные на территории современного Египта, относящиеся к раннему периоду каменного века. Висячие уши и обусловленный этим пониженный слух невыгодны и потому несвойственны диким животным. А у собаки этот признак свидетельствовал о более высокой степени одомашнивания и к тому же стимулировал развитие обостренного обоняния, компенсировавшего пониженный слух. Неудивительно, что отбор по этому признаку имел место уже в древности, а в исторический период все гончие, легавые и спаниели, от которых требуется особо острое чутье, имеют висячие уши.
Дикие собаки охотились преимущественно в сумеречное время суток, и радужина их глаз была и остается у их современных сородичей светлоокрашенной. Одомашненные собаки перешли на дневной образ жизни, при котором темноокрашенная роговица-светофильтр уместнее. И в наше время светлоглазые собаки весьма редки, и их бракуют почти во всех породах.
Объектами одомашнивания были различные, но, несомненно, близкие виды зверей из рода псовых. Генетическое сходство прирученных видов обеспечило возможности их успешного скрещивания в процессе переселений и различных контактов народов. Последующее развитие человеческой культуры и зарождение новых хозяйственных потребностей стимулировало формирование пород собак различного облика и специализации.
Жители Древнего Египта уже располагали высокоспециализированными борзыми и гончеобразными псами и коротконогими таксообразными собаками. Укороченные конечности последних — следствие мутационных изменений наследственности, широко известное не только у собак, но и у других животных (овец, крупного рогатого скота и у лошадей). Охотники древности оценили это «уродство» как хозяйственно полезный признак, обеспечивающий успешное использование таксообразных гончих собак для розыска и подъема на крыло пернатой дичи, таящейся в травянистых зарослях. Приземистые коротконогие собаки искали дичь невдалеке от охотников, что обеспечивало успешное поражение птицы стрелой или копьем, покрытие ее наволочной сетью или более результативный напуск ловчей птицы в меру, то есть невдалеке от места взлета пернатой добычи. А впоследствии коротконогие мутанты стали родоначальниками бассетов, биглей, такс, приземистых терьеров и ряда других пород.
Косматые мутанты с бесструктурной, вьющейся или сваливающейся, войлокообразной шерстью не выживали в природных условиях. Но именно такая шерсть оказалась незаменимой для пастушьих собак, чья жизнь проходит возле стад, окруженных мириадами кровососущих насекомых. Такие мутанты стали родоначальниками пастушьих пуделеобразных собак, а позднее — целого ряда декоративных и охотничьих пород.
Карликовые мутанты периодически рождаются среди потомства самых различных видов и пород животных. В развитом человеческом обществе такие мутанты стали прародителями крошечных комнатнодекоративных собачек. Характерно, что многие породы рослых собак имеют своих карликовых «двойников», например: мастиф — мопса, королевский пудель — той-пуделя, вольфшпиц — карликового собрата, бобтейл и южнорусская овчарка — болонку, охотничьи спаниели — пекинеса.
Формирование многочисленных пород, разводимых человечеством, происходило на основе отбора, скрещивания исходных форм и их мутаций и вариационной изменчивости наследственных задатков родителей при сочетании каждой их пары. А стимулом для создания пород во всех случаях был социальный заказ, то есть растущие и меняющиеся потребности человечества. Древние египтяне, по-видимому, располагали лишь борзыми и гончеобразными собаками (рослыми и коротконогими). У древних ассирийцев уже имелись могучие догообразные собаки, использовавшиеся на охоте, а также участвовавшие в сражениях как боевые псы. О значительной роли собак в боевых действиях войск свидетельствует то, что для боевых псов специально изготавливались кольчуги и латы, стоившие весьма дорого.
На ранних стадиях развития человеческого общества одомашненные собаки мельчали по сравнению со своими дикими прародителями. Создание пород крупных, даже гигантских собак стало возможным позднее, когда скотоводство и земледелие обеспечило людям и их питомцам улучшенное по сравнению с первобытными охотниками питание. Тогда же возникла и потребность в могучих рослых собаках, которые использовались для подстраховки высокопоставленных охотников при добывании крупных, опасных зверей, для охраны их имущества, в военном деле и для защиты стад от хищников. Тогда же или чуть позднее возник социальный «заказ» и на карликовых собачек.
В Древней Греции насчитывалось около полутора десятков пород различной специализации. Среди них упоминаются могучие сторожевые и травильные псы, гончие и пастушьи собаки, а также карликовые комнатные собачонки. Последние на протяжении многих веков имели и хозяйственное довольно курьезное назначение. Карликовые болонкообразные собачки с шелковистой белой шерсткой на розовой коже спасали своих хозяек от блох, которых было множество и в лачугах, и в замках. Комнатные питомцы собирали на себя паразитов, которых затем уничтожали мытьем и механическим способом.
Насущные потребности человечества и природная пластичность собаки обусловили формирование множества самых разнообразных пород. Среди них имеются и примитивные, и предельно специализированные, как, например, борзые, бульдоги, легавые и карликовые декоративные собаки.
Первобытному охотнику, вооруженному дубинкой и каменным топором, помогали четвероногие загонщики, по-видимому сходные с современными динго, бессенджи и реджбеками. Позднее были выведены более окультуренные, то есть специализированные гончие собаки, вислоухие и чутьистые, преследовавшие зверей с голосом (лаем), способные загнать крупного зверя до изнеможения и, остановив, — удерживать его до прихода охотников. Однако и в этом случае загнанный олень, вепрь или медведь оставался опасным противником, и прикончить его помогали могучие травильные псы, которых пускали в завершающий момент охоты. Позднее, с появлением огнестрельного оружия, этих собак перестали использовать на охоте, а их потомки стали охранять стада от хищников, нести сторожевую или спасательную службу, либо трансформировались в импозантных, добродушных великанов, как большинство современных сенбернаров и ньюфаундлендов, разводимых любителями.
По морфологическим признакам (признакам строения) породы собак делят на волкообразных и шакалообразных. По хозяйственному использованию различают группы служебных, охотничьих и декоративных собак. Но и та и другая классификации весьма условны. Вереницы поколений, отбор и скрещивание исходных форм прирученных собак настолько изменили их изначальный облик, что классификация пород по признакам сходства с волком и шакалом становится просто бессмысленной. А деление по хозяйственному использованию остается весьма условным, так как все или почти все породы сохраняют природные склонности и инстинкты — охотничий, сторожевой, стайный и ряд других замечательных «всесобачьих» качеств, позволяющих использовать собаку любой породы и даже беспородную для самой различной службы. Овчарка, дворняжка и крошечная болонка самоотверженно охраняют хозяина и его имущество. Те и другие, не щадя себя, встречают подлинного или мнимого врага, так как с двуногим вожаком своей смешанной стаи они ничего не боятся. Традиционно охотничьи собаки, например, бладгаунды и спаниели, успешно используются для розыскной и таможенной служб. А многие собаки, относимые к разряду декоративных пород, с успехом применяются на охоте (шотландские и керри-блю терьеры, пудели и др.).
Наряду с традиционным использованием собак для охоты и различных других служб в последние годы все больше любителей заводят четвероногих друзей — компаньонов не преследуя при этом какихлибо хозяйственных целей. Присущие всему собачьему роду преданность, смышленость и уживчивость наших четвероногих друзей позволяют, казалось бы, использовать в этом качестве любую породистую или беспородную собаку.
Однако, во избежании разочарований, прежде чем заводить собаку компаньона следует обдумать насколько размеры, шерстный покров характер и темперамент предполагаемого питомца будут соответствовать условиям вашей совместной жизни, вашим бытовым и материальным условиям и, наконец, вашему характеру, темпераменту и физической силе. В этом плане начинающих любителей следует предостеречь прежде всего от приобретения собак высокоспециализированных пород. Неопытный любитель просто не справится с могучим ротвейлером. Импозантный «кавказец», рожденный для охраны стад на вольном пастбище, будет несчастен, а порой и опасен в условиях городского квартирного содержания. Сеттер или пойнтер будет загублен для породы и не раскроется полностью у хозяина неохотника. Темпераментный умница доберман изведется и изведет окружающих не имея выхода энергии в повседневной работе или дрессировке. А «разговорчивость» щпицев и современных колли может вывести из себя человека, склонного к тишине и спокойному общению.
Дворняжки неплохо приспосабливаются к роли собак компаньонов. Заводя беспородного питомца ориентируются обычно на его размеры и внешний вид, но в раннем возрасте это порой непредсказуемо. Держатель беспородной собаки лишен радости творческого труда селекционера, стремящегося разводить и совершенствовать любимую породу, бороться за первенство своих питомцев на выставочных рингах. Но с любой собакой можно заниматься дрессировкой и на равных участвовать в состязаниях по различным службам, либо по курсу аджилити.
Занятия и соревнования по аджилити, с недавних пор вошедшие в практику отечественных собаководов, особенно важны для любителей декоративных собак, Односторонний отбор производителей только по экстерьеру, порой приводит к деградации психики «чистых декоратов», появлению неуправляемых собак — истеричек, трусливозлобных псов, словом, неполноценных, трудных и неприятных животных. Прохождение курса аджилити свидетельствует о контактности, дрессируемости и полноценности собаки — качествах, требуемых от каждого домашнего питомца.

Комментирование закрыто.