Вы здесь: Главная > Дрессура > Что запоминает собака

Что запоминает собака

.

Я вкратце рассказал, как функционирует мозг собаки и анализируется информация ее органов чувств. Но не менее важно понимать, как работает память собаки. Способность собак жить «нынешним моментом» также обеспечивает их податливость дрессировке. За двадцать два года, что я занимаюсь собаками, через мои руки прошли тысячи, я не смог помочь лишь нескольким.
Наука обладает ограниченными сведениями о том, как собаки воспринимают время и запоминают события. Известно, что — в плане памяти и отношения ко времени — собаки отличаются от людей. Мой опыт говорит, что собаки могут мысленно возвращаться в прошлое и размышлять о будущем, как и мы. Способность запоминать события и предугадывать грядущее кажется чудесным даром, но в то же время у этих человеческих способностей есть цена: беспокойство, страх, чувство вины и сожаления.


Многие мои клиенты скептически реагируют, когда я говорю, что собаки живут только в настоящем, и их объективный лимит памяти на самом деле очень короток — около 20 секунд. В конце концов, возражают мне, собака бежит за мячиком и кладет его к моим ногам каждый раз, когда я бросаю его. Они помнят, что делать. Но это не вопрос ментальных процессов.
Помните, собаки научились реагировать на команды и угождать человеку. То есть собака может знать, как отреагировать на команду «апорт», не помня, как именно этому научилась. Это вы помните мельчайшую деталь того солнечного весеннего дня, когда научили собаку приносить предмет, она — нет. По крайней мере, не так, как вы.
Собака запоминает людей и места на основании связанных с ними ассоциаций. Ассоциативная память может сослужить как хорошую, так и скверную службу Если поездка на машине предшествовала травматическому визиту к ветеринару, животное может начать бояться поездок на машине вообще — до тех пор, пока ассоциацию не вытеснит какая-нибудь приятная, например, посещение собачьей площадки. Чем сильнее ассоциация, тем сложнее ее подменить.
Работая с травмированными собаками, мне сначала приходилось идентифицировать их негативную ассоциацию. Много времени и терпения требуется на то, чтобы от нее избавиться. Я много работал с армейскими собаками, участвовавшими в боевых действиях. Многие из этих собак нуждаются в очень серьезном внимании, прежде чем их можно будет отдать в семьи. Такая собака не знает, что она уже не на войне, что война закончилась. Эти собаки постоянно работают, и у них множество негативных ассоциаций, обыкновенно касающихся громких звуков. Особенно трудно им даются оглушительные салюты 4 июля.
Мне довелось работать с одним армейским псом по кличке Гэйвин, десятилетним желтым лабрадором, отправленным на пенсию из Бюро алкогольной и табачной промышленности, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (ATF).
Гэйвин провел два года в Ираке, где приобрел серьезную проблему — отвращение к шуму. Вернувшись в Соединенные Штаты, он стал бояться грома и фейерверков. Состояние прогрессировало: появилась боязнь высокотональных звуков, например, от датчиков дыма и детских криков.
Попав ко мне, Гэйвин даже не знал, как вести себя с другими собаками. Он просто застыл перед моей стаей. Будучи армейским служащим, Гэйвин настолько привык к стае людской, что позабыл, каково находиться среди собак. Он будто бы превратился в робота, а все «собачье» в нем изничтожили дрессировкой.
Я реабилитирую таких собак посредством упражнений, которые согласовываются с природными потребностями их ДНК, но были исключены из ежедневного распорядка. В случае Гэйвина таковым стало плавание.
Лабрадоры — прирожденные пловцы, выведенные для того, чтобы помогать рыболовам вытягивать сети. Поначалу Гэйвин слегка колебался, но после нескольких попыток проникся к воде искренней любовью. Он вернул уверенность в себе, а вместе с ней вернулись и естественные собачьи инстинкты. Когда Гэйвин стал собой, появилась возможность его дрессировать. Я учил Гэйвина не бояться и беспокоиться при громких звуках — как ему внушали в армии, а ассоциировать громкие звуки с командой «лежать». Каждый раз, когда Гэйвин слышал громкий звук, я приказывал ему лечь и отдыхать. Со временем Гэйвин научился спокойнее относиться к звукам.

В конце концов Гэйвина, уже не страшащегося шума, приютил его бывший «сослуживец» по ATF, Л. А. Быковски. Он брал его с собой на службу: повидаться со старыми приятелями и собаками. К сожалению, в феврале 2011 г., после неравной борьбы с раком, Гэйвина не стало. Но свои последние годы он прожил счастливой, спокойной собакой.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментирование закрыто.